Телефон Горячей Линии для жителей Москвы и Московской области

С 9-00 до 21-00

Юридическая Консультация в Офисе и по Телефону

С 9-00 до 21-00

(916) 688-96-21


РЕШЕНИЕ ВАШИХ ПРОБЛЕМ В ТРИ ЭТАПА:
ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

Иски о продлении пропущенного шестимесячного срока на принятие наследства

Иски о продлении пропущенного шестимесячного срока на принятие наследства судебная практика

 

Юридическая консультация бесплатно

 

Если наследник не может реализовать свое право на наследство по причине пропуска шестимесячного срока для принятия наследства, то он вправе подать иск о вос­становлении пропущенного срока. Восстановление пропу­щенного срока для принятия наследства может быть также осуществлено при подаче заявления об установлении факта принятия наследства, которое рассматривается в порядке особого производства.

При рассмотрении дел о продлении срока для принятия наследства следует иметь в виду, что суд вправе удовлетворить заявленное требование лишь в случае, когда в ходе судебного разбирательства будет установлено, что этот срок пропущен по уважительным причинам. Такими причинами могут быть любые обстоятельства, препятствовавшие истцу наследства уведомить о своем намерении принять наследство нотариуса, в производстве которого было наследственное дело, а также не позволившие ему назначить своего представителя: отсут­ствие истца на территории Российской Федерации, тяжелое заболевание, отсутствие у нотариуса в наследственном деле доказательств, подтверждающих факт направления истцу уведомления об открытии наследства и факт получения истцом такого уведомления и т. д.

Если ни один из наследников не принял наследство, имущество не перешло в собственность государства и суд, признав причину пропуска срока для принятия наследства уважительной, продлит этот срок, наследник вправе в любое время обратиться в нотариальную контору за получением свидетельства о праве на наследство.

 ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2013 г. N 33а-723/2013

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего Пономаревой Т.А.,

судей Ночевника С.Г. и Тумашевич Н.С.,

при секретаре В.,

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобе представителя ответчика Ф. - С.Н. на решение Тосненского городского суда Ленинградской области от 21 ноября 2012 года, которым удовлетворено исковое заявление М.Н. к Ф. о признании права собственности на долю в домовладении в порядке наследования по закону.

Заслушав доклад судьи Ленинградского областного суда Пономаревой Т.А., объяснения ответчика Ф. и представителей ответчика Ф. - С.Н. и Ч., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения истца М.Н. и представителя истца М.Н. - адвоката Гафанова В.М., судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

установила:

М.Н. обратился в Тосненский городской суд Ленинградской области с исковым заявлением с учетом принятого изменения к двоюродному брату Ф. о признании права собственности на N долю домовладения, расположенного по адресу: <адрес>, в порядке наследования по закону.

В обоснование искового требования М.Н. ссылался на те обстоятельства, что домовладение N по <адрес> возведено, сдано в эксплуатацию и зарегистрировано дедом А.М. совместно со своей женой (бабушкой истца) А.И. По утверждению М.Н., в N году А.М. был признан умершем, после чего наследственное имущество, из которого N доля домовладения являлась супружеской долей, было фактически принято в отсутствии оформления наследственных прав следующими наследниками: пережившей супругой наследодателя А.И. и дочерью наследодателя (матерью истца) В.А., которые по состоянию на день признания деда умершим были зарегистрированы и проживали в спорном доме. Кроме того, решением Тосненского городского суда, постановленным <...> по гражданскому делу N, установлен факт принятия другой дочерью наследодателя (тетей истца) Л.А. наследства после умершего отца. Поэтому, по утверждению М.Н., со дня признания деда умершим спорное домовладение принадлежало наследникам в следующих долях: жене наследодателя А.И. в размере N (N как супружеская доля + N как наследственная доля), дочерям наследодателя В.А. и Л.А. в размере по N доле в порядке наследования по закону. Между тем, по утверждению М.Н., <...> умерла мать В.А., проживавшая до дня смерти совместно с истцом по адресу: <адрес>, в связи с чем истцу, как единственному наследнику первой очереди, фактически принявшему наследство, по мнению М.Н., стала принадлежать N доля спорного домовладения. Кроме того, <...> умерла бабушка А.И., в связи с чем истец как наследник первой очереди по праву представления и ее дочь Л.А. в установленный законом шестимесячный срок подали в "..." нотариальную контору заявления о принятия наследства и выдаче свидетельств о праве на наследство по закону, то есть приняли наследство, поэтому, по мнению М.Н., со дня смерти бабушки истцу и Л.А. принадлежало по N доле (N + N) спорного дома.

Однако в связи с последовавшей <...> смертью Л.А. ее единственным наследником - сыном Ф. при обращении к нотариусу "..." В.М. с заявлением об оформлении наследственных прав были скрыты имеющие место споры по вышеуказанному наследственному имуществу, при том, что Тосненским городским судом <...> были установлены обстоятельства принятия наследственного имущества после признания умершим А.М., и со стороны суда имел место отказ в удовлетворении жалобы Л.А. на отказ нотариуса в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону на весь жилой дом. Несмотря на вышеуказанные обстоятельства, тем не менее, по утверждению М.Н., ответчик оформил наследство исключительно на себя одного. В этой связи М.Н. находил наличие оснований для применения положений ст. ст. 1113, 1142, 1152 - 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и требовал судебной защиты наследственного права с использованием вышеуказанного средства гражданского судопроизводства (том N 1 - л.д. 8 - 9, 211 - 212, 215).

В ходе проведения подготовки дела к судебному разбирательству в связи с поступившим письменным ходатайством М.Н. (том N 1 - л.д. 134) определением Тосненского городского суда от <...> приняты меры по обеспечению иска в виде наложения ареста на жилой одноэтажный дом с надворными постройками площадью N кв. м, инв. N, литера А., кадастровый (условный) номер: N, и земельный участок категории земель - земли населенных пунктов, разрешенное использование - для индивидуального жилищного строительства, общей площадью N кв. м, кадастровый номер: N, расположенные по адресу: <адрес> (том N 2 - л.д. 135 - 136).

Кроме того, представитель С.Н., действовавшая в защиту прав, свобод и законных интересов Ф. на основании письменной доверенности N от <...> сроком до <...> (том N 1 - л.д. 168), выданной с учетом права передоверия на основании другой письменной доверенности N от <...> (том N 1 - л.д. 147), представила письменные отзывы на исковое заявление и уточненное исковое заявление, в которых указывала, что Ф. в установленном порядке оформил наследственные права после умершей матери Л.А., получив у нотариуса "..." В.М. свидетельство о праве на наследство по закону (бланк N) от <...>, которое М.Н. не было обжаловано. Кроме того, представитель Ф. - С.Н. обращала внимание суда первой инстанции на то обстоятельство, что в тексте искового заявления М.Н. указывает о наличии у него, начиная с N года, сведений относительно получения Ф. свидетельства о праве на наследство по закону. Тем не менее, истец не подавал заявления о признании незаконным выданного свидетельства о праве на наследство по закону, тогда как на день представления письменного отзыва на исковое заявление истек срок давности для обжалования и признания незаконным свидетельства о праве на наследство от <...>, бланк N на имя Ф. В этой связи представитель Ф. - С.Н. считала, что исковое заявление М.Н. не подлежит удовлетворению (том N 1 - л.д. 156 - 158, том N 2 - л.д. 32 - 36).

Тосненский городской суд 21 ноября 2012 года постановил решение, которым удовлетворил исковое заявление М.Н., при этом суд первой инстанции признал за М.Н. право собственности на N долю в порядке наследования на домовладение по адресу: <адрес>.

Этим же решением сняты обеспечительные меры, принятые определением Тосненского городского суда от <...> в виде наложения ареста на спорный жилой дом и земельный участок (том N 2 - л.д. 53 - 61).

Ф. не согласился с законностью и обоснованностью постановленного 21 ноября 2012 года решения, представитель - Ф. - С.Н., имеющая полномочия на обжалование судебных постановлений на основании письменной доверенности N от <...> сроком до <...> (том N 1 - л.д. 168, том N 2 - л.д. 80), выданной с учетом права передоверия на основании другой письменной доверенности N от <...> (том N 1 - л.д. 147), представила апелляционную жалобу, в которой просила отменить судебное решение и отказать в удовлетворении искового требования М.Н. В обоснование отмены судебного решения представитель ответчика С.Н. указывала на отсутствие полноты и объективности исследования со стороны суда первой инстанции представленных доказательств. При этом представитель ответчика считала, что суд первой инстанции при вынесении обжалуемого решения необоснованно не учел доводы и возражения, приводимые сторонами, не выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела, сделал выводы, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, неправильно применил нормы материального права, имея в виду положения п. 1 ст. 1152, п. п. 2 и 3 ст. 1153, п. 1 ст. 1154 ГК РФ. Кроме того, податель жалобы находила, что суд первой инстанции, сославшись на положения ст. 208 ГК РФ, также необоснованно отклонил довод ответной стороны относительно пропуска истцом срока исковой давности для подачи иска в суд, не применив разъяснения, изложенные в п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 года "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (том N 2 - л.д. 65 - 71).

До начала апелляционного разбирательства в Ленинградском областном суде М.Н. представил письменные возражения относительно доводов апелляционной жалобы, критически оценивая их, при этом считал решение суда от 21 ноября 2012 года законным и обоснованным, вынесенным с соблюдением норм материального и процессуального права, просил оставить решение суда без изменений, а апелляционную жалобу - без удовлетворения (л.д. 95 - 96).

На рассмотрение и разрешение жалобы в суде апелляционной инстанции не явились привлеченные к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявлявших самостоятельных требований относительно предмета спора, нотариус "..." В.М.., в производстве которой находилось наследственное дело N после умершей Л.А., и нотариус "..." С.А., в производстве которой находилось наследственное дело N после умершей А.И.

Между тем, присутствовавшие в апелляционном разбирательстве Ф. и представители Ч. и С.Н., действовавшие в защиту прав, свобод и законных интересов Ф. на основании письменных доверенностей соответственно N от <...> сроком на три года (том N 1 - л.д. 147) и N от <...> сроком по <...> (том N 1 - л.д. 168, том N 2 - л.д. 80), настаивали на удовлетворении апелляционной жалобы, тогда как М.Н. и представитель - адвокат Гафанов В.М., которому на основании ордера N от <...> поручено представление интересов М.Н. в Ленинградском областном суде и действовавший также на основании письменной доверенности N от <...> сроком на три года (том N 1 - л.д. 45), не согласились с обоснованностью предъявленной апелляционной жалобы, в удовлетворении которой просили отказать, поддержали доводы представленных письменных возражений на апелляционную жалобу.

В отсутствие возражений со стороны лиц, принимавших участие в деле, с учетом сведений об извещении отсутствовавших участников гражданского процесса о времени и месте апелляционного разбирательства по правилам ст. ст. 113 - 116 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) (том N 2 - л.д. 86), суд апелляционной инстанции постановил определение о рассмотрении дела в отсутствие не явившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда приходит к следующему.

Представленные и собранные по делу письменные доказательства свидетельствуют о том, что А.М. в силу договора о праве застройки от <...>, удостоверенного "..." <...>, по реестру N, зарегистрированного в "..." <...> под N, инвентарное дело N, (том N 1 - л.д. 163 - 164-оборот, 191 - 193-оборот, 195) обладал правом собственности на жилой одноэтажный дом с надворными постройками площадью 32,40 кв. м, инв. N, литера А., кадастровый (условный) номер: N.

Из текста искового заявления М.Н. с учетом уточнения (том N 1 - л.д. 8 - 9, 211 - 212), усматривается, что право собственности на указанное домовладение возникло у А.М. в период брака с А.И. Данные сведения на протяжении всего судебного разбирательства в суде первой инстанции ответной стороной не оспаривались.

Свидетельством серия N, выданным <...> "...", подтверждается факт смерти в N году А.М., как безвестно отсутствующего более N лет (том N 1 - л.д. 76 - 77, 186).

Между тем, в ходе судебного разбирательства суд первой инстанции установил, что после смерти А.М. наследником первой очереди являлись супруга А.И., с которой А.М., сын В.А., родившийся <...>, дочь В.А., родившаяся в N году и Л.А., родившаяся <...>.

Однако материалы дела свидетельствуют о том, что никто из указанных наследников свои наследственные права после смерти А.М. в установленном порядке не оформил.

Вместе с тем в ходе судебного разбирательства нашли свое подтверждение:

- факт смерти старшей дочери наследодателя А.М. - В.А. <...> (том N 1 - л.д. 13, 50 - 51);

- факт смерти сына наследодателя А.М. - В.А. <...> (том N 1 - л.д. 71);

- факт смерти супруги наследодателя А.М. - А.И. <...> (том N 1 - л.д. 48 - 49, 73 - 74).

По правилам статьи 528 ГК РСФСР, действовавшей на момент открытия наследства после смерти А.И., со смертью А.И. открылось наследство.

Суд первой инстанции на основании материалов наследственного дела N после умершей <...> А.И. (том N 1 - л.д. 68 - 127) также установил, что после смерти А.И. в шестимесячный срок, установленный действовавшим на тот промежуток времени законодательством - ст. 546 ГК РСФСР, в Тосненскую нотариальную контору обратились с самостоятельными заявлениями о выдаче свидетельства о праве на наследство по закону следующие лица:

1. Л.А., как дочь наследодателя - наследник первой очереди, заявление подано в нотариальную контору <...> (том N 1 - л.д. 71 -72);

2. М.Н., как внук наследодателя, у которого ко времени открытия наследства <...> умерла мать В.А.., являющаяся наследником первой очереди, заявление сдано на почту <...> (том N 1 - л.д. 82), поступило в нотариальную контору <...> (том N 1 - л.д. 80 - 81);

3. С.В., как внучка наследодателя, у которой ко времени открытия наследства <...> умер отец В.А., являющийся наследником первой очереди, заявление сдано на почту с пропуском шестимесячного срока для принятия наследства - <...> (том N 1 - л.д. 104), поступило в нотариальную контору <...> (том N 1 - л.д. 102 - 103).

В то же время суд первой инстанции установил, что в подтверждение родственных отношений между наследодателем А.И. и умершей <...> В.А. со стороны истца представлено вступившее в законную силу решение Тосненского городского народного суда Ленинградской области от <...>, подтверждающее родственные отношения между этими лицами, при этом судом установлено, что В.А. является дочерью А.И., умершей <...> (том N 1 - л.д. 108)

Кроме того, в ходе судебного разбирательства в суде инстанции установлено, что со стороны Л.А. имело место обращение в Тосненский городской народный суд с жалобой на отказ нотариуса "..." в совершении нотариальных действий, а именно на отказ в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону на весь жилой дом N по <адрес>. Согласно вступившему в законную силу решению суда от <...> в удовлетворении указанной жалобы Л.А. отказано (том N 1 - л.д. 11, 122).

Следует отметить, что копия вышеуказанного судебного решения явилась последним документом, находящимся в материалах наследственного дела N после умершей А.И., - несмотря на обращение трех наследников Л.А., М.Н. и С.В. с самостоятельными заявлениями о принятии наследства, тем не менее, по состоянию на день истребования судом первой инстанции вышеуказанного наследственного дела свидетельства о праве на наследство никому из заинтересованных лиц не были выданы.

В то же время суд первой инстанции установил, что Тосненским городским народным судом рассматривались:

1. в порядке искового производства иск С.В., пропустившей установленный шестимесячный срок для принятия наследства, к М.Н. о продлении срока для принятия наследства после умершей бабушки А.И.;

2. в порядке особого производства заявление Л.А. об установлении факта принятия наследства после смерти отца А.М.

При этом согласно вступившему в законную силу определению суда от <...> принят отказ от иска и прекращено производство по делу по иску С.В. к М.Н. (том N 1 - л.д. 124 - 125), тогда как согласно вступившему в законную силу другому решению суда от <...> установлено, что Л.А. приняла наследственное имущество после умершего <...> отца А.М. (том N 1 - л.д. 126 - 127, 185).

В ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции нашел свое подтверждение факт смерти Л.А., последовавшей <...>, что подтверждается свидетельством о смерти серия N, выданным <...> "..." (том N 1 - л.д. 175).

В обоснование возражений относительно искового требования Ф. сообщил сведения о том, что после смерти матери Л.А. он (Ф.) как единственный наследник первой очереди обратился к нотариусу "..." В.М. с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство после умершей матери, проживавшей совместно с заявителем по адресу: <адрес> корпус N квартира N (том N 1 - л.д. 171 - 198). При этом нотариусом В.М. <...> на бланке N выдано свидетельство о праве на наследство по закону, зарегистрированное в реестре за N, согласно которому удостоверено, что на основании статьи 1142 ГК РФ наследником имущества Л.А., умершей <...>, является сын Ф., при этом наследственное имущество, на которое выдано указанное свидетельство, состоит из спорного домовладения, принадлежащего на праве частной собственности на основании договора о праве застройки от <...>, удостоверенного "..." <...>, по реестру N, зарегистрированного в "..." <...> под N, инвентарное дело N, А.М., умершему N году, запись о смерти от <...>, наследником которого была его дочь Л.А., принявшая наследство, но не оформившая своих наследственных прав (том N 1 - л.д. 160, 198).

Как видно из содержания свидетельства о государственной регистрации прав серия N, выданного <...> "...", <...> во исполнение требований ст. 131 ГК РФ и ст. 4 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" осуществлена государственная регистрация Ф. на жилой дом с надворными постройками по адресу: <адрес> (том N 1 - л.д. 159).

Оценка представленных и собранных доказательств по правилам ст. ст. 55, 56, 59, 60 и 67 ГПК РФ позволила суду первой инстанции прийти к правомерным выводам о том, что после признания <...> умершим А.М. фактически в наследственные права вступили супруга А.И.., имеющая к тому же в наследственном имуществе N долю как супружеского имущества, и дети - сын и две дочери, имеющие на момент открытия наследства по N доле в праве общей долевой собственности на спорное домовладение, которые (наследники) не оформили свои наследственные права в установленном порядке. При этом с учетом факта совместного проживания, начиная с <...>, М.Н. с матерью В.А. на день ее смерти, имевшей место <...>, к М.Н. перешла в порядке наследования наследственная доля матери, унаследованная ею от своего отца А.М. в размере N. Кроме того, в связи со смертью А.И. открылось наследственное имущество в виде N долей в праве общей долевой собственности (N + N). Поскольку внучка А.И., она же дочь В.А. - Н.В. фактически отказалась от оформления наследства, имея в виду принятый судом отказ от иска о продлении срока для принятия наследства (том N 1 - л.д. 124 - 125), то наследниками после умершей А.И. являлись дочь Л.А. и внук по праву представления М.Н., которые своевременно обратились в нотариальный орган и не отказались от своих прав.

Указанные выводы суда первой инстанции защищены положениями ранее действовавшего законодательства - ст. ст. 532, 546, 548, 551 ГК РСФСР, утратившего силу в связи с введением в действие с 1 марта 2002 года третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации, а также ст. 21 Кодекса о браке и семье РСФСР, утратившего силу 1 марта 1996 года в связи с введением в действие Семейного кодекса Российской Федерации.

Таким образом, обстоятельством, имеющим юридическое значение для указанного дела, является именно тот факт, что наследники после смерти А.И. - дочь Л.А. и внук по праву представления М.Н. обратились в нотариальный орган за получением наследства и не отказались от получения указанного наследства. При этом в судебном порядке подтверждены законность и обоснованность отказа нотариуса в выдаче Л.А. свидетельства о праве на наследство на спорное домовладение, как целый объект недвижимости.

В этой связи следует отметить, что в соответствии с ч. 1 ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" и ч. 2 ст. 13 ГПК РФ вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Кроме того, для правильного разрешения заявленного М.Н. спора следует учитывать то обстоятельство, что в силу положения п. 1 ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.

Поэтому право Ф. на наследство после смерти матери Л.А. является производным от права этого наследодателя Л.А., которая при жизни прямо и ясно выразила желание оформить право на открывшееся после смерти матери А.И. наследственное имущество, включающее в себя ранее открывшееся наследство после смерти А.М.

Поэтому выданное 21 июля нотариусом В.М. свидетельство о праве на наследство по закону, бланк N, зарегистрированное в реестре за N (том N 1 - л.д. 160, 198), положенное <...> в основу государственной регистрации права собственности Ф. на спорное домовладение, в контексте вышеприведенных обстоятельств должно быть оценено с учетом разъяснений, изложенных в абз. 4 п. 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N от <...> "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", согласно которым:

В случаях, когда запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и с сделок с ним (ЕГРП) нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

При таких обстоятельствах у суда первой инстанции наличествовали правовые основания для предоставления М.Н., как наследнику по праву предоставления, своевременно обратившемуся в нотариальный орган за оформлением наследства после смерти <...> бабушки А.И., являвшейся пережившей супругой А.М., умершего в N году, и как лицу, не отказавшемуся от своего наследственного права, судебной защиты имущественного права по избранному средству гражданского судопроизводства.

С учетом наличия зарегистрированного права Ф. на спорное домовладение как целый объект недвижимости без учета имущественного права М.Н. и во избежание затруднений при приведении судебного решения в исполнение наличествует необходимость дополнения мотивировочной части судебного решения указанием о том, что зарегистрированное в ЕГРП <...> право собственности Ф. на N долю спорного объекта недвижимости является отсутствующим.

Частичное судебное вмешательство в постановленный 21 ноября 2012 года судебный акт защищено правилом, содержащимся в абз. 2 ч. 2 ст. 327 ГПК РФ, в соответствии с которым суд апелляционной инстанции находит необходимым в интересах законности выйти за пределы доводов апелляционной жалобы и обратить внимание на допущенный судом первой инстанции недостаток, обусловленный отсутствием учета сложившейся судебной практики по спорам, связанным с защитой права собственности и других вещных прав, закрепленной в п. 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 года "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", не указанный в доводах жалобы, то есть проверить законность и обоснованность постановленного 21 ноября 2012 года в полном объеме.

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда находит, что суд первой инстанции, удовлетворив в иск М.Н., правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, не допустил недоказанности установленных юридически значимых обстоятельств и несоответствия выводов, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, постановил решение, отвечающее вышеуказанным нормам материального права, при соблюдении требований Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований для отмены судебного решения, основаны на неправильном толковании действующего законодательства, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являющихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и к выражению несогласия с постановленным 21 ноября 2012 года решением. Тогда как у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания для переоценки собранных по делу доказательств.

Что касается довода апелляционной жалобы о пропуске М.Н. срока исковой давности, то данный довод не может быть положен в основу отмены судебного решения, поскольку заявлен без учета предмета спора и того факта, что истцом, обратившимся <...> в нотариальный орган, не пропущен шестимесячный срок для принятия наследства после смерти <...> бабушки А.И.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу решения суда, апелляционная жалоба представителя Ф. - С.Н. не содержит.

Руководствуясь абз. 2 ч. 2 ст. 327.1, п. 1 ст. 328, ч. 1 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда

 определила:

мотивировочную часть решения Тосненского городского суда Ленинградской области от 21 ноября 2012 года дополнить указанием о том, что зарегистрированное <...> в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности Ф. на N долю объекта недвижимости - жилого дома с надворными постройками, назначение: жилое, 1-этажный, общая площадь N кв. м, инв. N, литера А, расположенного по адресу: <адрес>, запись регистрации N, является отсутствующим.

Решение Тосненского городского суда Ленинградской области от 21 ноября 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя ответчика Ф. - С.Н. - без удовлетворения.

Для решения вопроса можете воспользоваться нашим предложением: Бесплатная Юридическая Консультация

С этой статьёй так же читают:

ЗАДАТЬ ВОПРОС ЮРИСТУ

Добавьте файл... captcha



Адвокат Денис Лисенков