Телефон Горячей Линии для жителей Москвы и Московской области

С 9-00 до 21-00

Юридическая Консультация в Офисе и по Телефону

С 9-00 до 21-00

(916) 688-96-21


РЕШЕНИЕ ВАШИХ ПРОБЛЕМ В ТРИ ЭТАПА:
ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

ОХРАНА БЕЗОПАСНОСТИ ПОТЕРПЕВШЕГО ЧАСТЬ 2 КОНСУЛЬТАЦИЯ АДВОКАТА

           ...В НАЧАЛО...       

      Ввиду того, что чаще всего инициатором возбуждения уголовно­го дела является само лицо, которому причинили вред в результате совершения преступления, угрозы и насильственные действия пре­ступников и их сообщников обычно бывают направлены на потер­певших и других свидетелей преступления. Именно по этой причине ст. 11 УПК РФ впервые закрепляет положение о государственной охране прав и свобод человека и гражданина, в первую очередь потерпевших и свидетелей преступления. В этом положении гово­рится, что при наличии достаточных данных о том, что потерпевше­му, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь или дознава­тель в пределах своей компетенции принимают в отношении указан­ных лиц установленные законом меры безопасности. Иными словами, если потерпевшему и его близким угрожают убийством или повреж­дением имущества либо иными опасными противоправными действи­ями, то органы дознания, следствия, прокуратуры или суд в пределах своих полномочий обязаны в отношении указанных лиц оперативно принимать меры безопасности.

       Соответствующие представители правоохранительных органов государства обязаны в течение трех суток проверить сообщение или заявление пострадавшего и в случаях, не терпящих отлагатель­ства, немедленно применять меры безопасности в отношении потер­певшего или свидетелей совершенного преступления. При этом отказ в принятии таких мер безопасности должен быть обоснован и мотивирован соответствующим образом, поскольку он может быть обжалован в вышестоящий орган, который в течение суток должен принять решение о правомерности такого отказа от принятия мер безопасности. В случае удовлетворения заявления о принятии мер безопасности орган, который осуществляет меры безопасности, зак­лючает конфиденциальный договор с охраняемым лицом о взаим­ных правах и обязанностях, при нарушении которых другая сторона освобождается от ответственности. Меры безопасности могут быть отменены по заявлению охраняемого лица, если основания для их принятия перестали существовать.

        Часть 9 ст. 166 УПК РФ закрепляет, что при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидете­ля, их родственников и близких следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют указанные лица, не приводить данные об их личности. Поэтому участие потерпевшего, его представителя и свидетеля преступления на предварительном следствии может производиться под тем или иным псевдонимом. Тайна личных данных указанных участников уголовного судопроиз­водства должна быть соблюдена независимо от права обвиняемо­го и его адвоката-защитника ознакомиться со всеми материалами дела. Пункт 2 Перечня сведений конфиденциального характера, ут­вержденного Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г., включает также сведения, содержащиеся в уголовном деле. Постановление органа дознания, предварительного следствия или прокуратуры о подобных мерах безопасности потерпевших должно храниться в суде по правилам секретного делопроизводства, хотя факт вынесения такого постановления должен быть доведен до сведения обвиня­емого и его адвоката. Дело в том, что в соответствии со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод осужденный должен иметь возможность обжаловать судебное решение, в осно­вании которого лежат показания потерпевшего или свидетеля в качестве доказательства по данному уголовному делу. В соответ­ствии с назначением уголовного судопроизводства для общества одинаково значима защита потерпевшего от преступлений и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Уголовный процесс построен как состязание между сторонами, имеющими равные правовые возмож­ности по защите прав и законных интересов на основании консти­туционного принципа равноправия и состязательности в уголовном судопроизводстве.

          В соответствии с ч. 2 ст. 23 Конституции РФ ограничение права на тайну переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений может быть правомерно ограничено или приостановлено в тех случаях, когда настоятельно требуется гарантия личной и имущественной безопасности потерпевшего. Например, согласно ч. 2 ст. 186 УПК РФ при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и дру­гих преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их родственников и близких допускается контроль и запись теле­фонных и иных переговоров. Такой контроль осуществляется по письменному заявлению охраняемых лиц, а при отсутствии их заяв­ления — на основании судебного решения. Дознаватель, следова­тель, прокурор вправе по своей инициативе решить вопрос о пред­ставлении перед судом ходатайства о проведении соответствующих мер безопасности, а суд на основании ч. 2 ст. 13 УПК РФ правомо­чен в необходимых случаях вынести соответствующее постановле­нии о контроле и записи телефонных переговоров сроком до шести месяцев. Согласно ст. 74 УПК РФ телефонные и иные записи могут быть признаны в качестве допустимого доказательства факта не­правомерного воздействия на потерпевшего со стороны обвиняе­мого и иных заинтересованных в исходе данного уголовного дела лиц. Результаты этих мер безопасности могут впоследствии стать законным основанием для задержания подозреваемых лиц и приме­нения к ним соответствующей меры пресечения.

        Часть 8 ст. 193 УПК РФ предусматривает защиту опознающего потерпевшего или свидетеля от опознаваемого подозреваемого, обвиняемого или подсудимого. Она гласит, что в целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть произведено в условиях, исклю­чающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. Обыч­но потерпевший или свидетель преступления опознают предполага­емого преступника через стекло одностороннего видения: опозна­ющие потерпевшие или свидетели обвинения ясно видят подозрева­емого или обвиняемого, а последний такой возможности не имеет и потому не может оказать давления на них.

      В стадии ознакомления обвиняемого и защитника по окончании предварительного расследования с материалами уголовного дела мерой безопасности потерпевшего может стать предусмотренная ч. 9 ст. 166 УПК РФ возможность предъявления обвиняемому и защитнику всех материалов уголовного дела, кроме тех материалов, в которых указаны подлинные данные о лицах, участвующих в уголовном процессе под псевдонимом. И это вовсе не противоречит п. 12 ч. 4 ст. 47 и п. 7 ч. 1 ст. 53, ч. 1 ст. 217 УПК РФ, в которых уста­новлено право обвиняемого и защитника ознакомления по окон­чании предварительного расследования со всеми материалами уго­ловного дела. Вполне уместно было бы вспомнить тот факт, что еще в 1996 году Президиум Верховного суда РФ признал принятие такой меры безопасности потерпевшего правомерным. Такой под­ход соответствует положениям международного права и Конститу­ции РФ- Такая мера безопасности потерпевшего, равно как и упот­ребление псевдонимов потерпевших наряду с удалением подсуди­мого из зала суда на время допросов потерпевших и свидетелей обвинения содействует получению правдивых показаний охраняемых лиц. Поэтому при окончании расследования в форме дознания или предварительного следствия возможны ограничения на ознакомле­ние обвиняемого и его защитника с обвинительным актом в части, содержащей сведения о личных данных и месте пребывания вызы­ваемых в суд потерпевших и свидетелей обвинения.

        Часть 2 ст. 241 УПК РФ допускает закрытое судебное разбира­тельство, если этого требуют гарантии безопасности участников судебного разбирательства. В подобных случаях законодательство должно подробно предусмотреть все правомерные возможности сохранения псевдонима лица, которому угрожает та или иная серь­езная опасность. Допрос потерпевших и свидетелей обвинения в отсутствие публики при открытом в целом судебном заседании может быть произведен в течение всего судебного разбирательства либо соответствующей его части. В зале закрытого судебного заседа­ния могут быть оглашены лишь вводная и резолютивная части при­говора в соответствии с ч. 7 ст. 241 УПК РФ. В подобных случаях не оглашаются содержащиеся в мотивировочной части приговора показания потерпевшего и свидетелей обвинения, равно как и не оглашаются личные данные последних.

       Уголовное законодательство предусматривает санкции для тех лиц, которые путем угроз или насилия пытаются нарушить надлежа­щий порядок уголовного судопроизводства. Например, часть 2 ста­тьи 309 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за принуж­дение Потерпевшего к даче ложных показаний, которое наказывает­ся штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев. Санкция данной статьи УК РФ предусматри­вает также арест на срок от трех до шести месяцев либо лишение свободы на срок до трех лет. С объективной стороны принуждение указанных в ч. 2 ст. 309 УК РФ лиц выражается в предъявлении к ним со стороны виновного требования дать ложные показания при предварительном расследовании уголовного дела или в суде при разбирательстве гражданского или уголовного дела.

      Указанное преступление считается оконченным с момента предъяв­ления в устной или письменной форме угрозы или иного требова­ния потерпевшему дать ложные показания или уклониться от их дачи. Обвиняемая сторона может оказать психологическое давление на потерпевшего не только путем угроз лишить жизни или причинить вред здоровью самого потерпевшего или его близких, уничтожить или повредить принадлежащее им имущество, но и путем обещания огласить порочащие потерпевшего сведения. Субъектом принужде­ния к даче ложных показаний может быть любое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. С субъективной стороны принуждение потерпевшего к даче показаний может быть соверше­но только с прямым умыслом и с целью склонить свидетеля, потер­певшего, эксперта к даче ложных показаний или заключения, пере­водчика — к осуществлению неправильного перевода либо укло­нению от исполнения названных выше процессуальных обязаннос­тей. Квалифицирующим признаком состава принуждения потерпевшего к даче показаний, предусмотренным ч. 3 ст. 309 УК РФ, является применение при этом насилия, не опасного для жизни и здоровья указанных в законе лиц. Особо квалифицирующим признаком при­нуждения потерпевшего к даче показаний является совершение такого принуждения организованной группой или с применением насилия.

Для решения вопроса можете воспользоваться нашим предложением: Бесплатная Юридическая Консультация

С этой статьёй так же читают:

ЗАДАТЬ ВОПРОС ЮРИСТУ

Добавьте файл... captcha



Адвокат Денис Лисенков