Телефон Горячей Линии для жителей Москвы и Московской области

С 9-00 до 21-00

Юридическая Консультация в Офисе и по Телефону

С 9-00 до 21-00

(916) 688-96-21


РЕШЕНИЕ ВАШИХ ПРОБЛЕМ В ТРИ ЭТАПА:
ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

ПРИМИРЕНИЕ ПОТЕРПЕВШЕГО С ОБВИНЯЕМЫМ КОНСУЛЬТАЦИЯ АДВОКАТА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

адвокат бесплатная консультация по телефону     

Процесс примирения потерпевшего с обвиняемым является не­простой и многогранной юридической процедурой.

В ч.2 ст.20 ныне действующего УПК РФ устанавливается, что дела частного обвинения возбуждаются по статьям 115, 116, 129 и ч. 1 ст. 130 УК РФ не иначе, как по заявлению потерпевшего и его за­конного представителя. Такие уголовные дела подлежат прекраще­нию в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

см.также Образец Ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон

Для того чтобы иметь юридическую силу, заявление потерпевше­го о своем нежелании привлечь к уголовной ответственности лицо, которое совершило преступление против него, должно быть добро­вольным, официальным и письменным. Однако такое великодушное волеизъявление потерпевшего проявляется в его примирении с подозреваемым, обвиняемым или подсудимым, а не наоборот, как это буквально прописано в ст.25 УПК РФ и ст.76 УК РФ «Освобож­дение от уголовной ответственности в связи с примирением с потер­певшим». В этих статьях закона предусматривается правомерная возможность освобождения обвиняемого от привлечения его к уголовной ответственности в не совсем логически последовательной формулировке: «если это лицо (т.е. обвиняемый) примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред».

Несмотря на то что ч.2 ст.20 УПК РФ законодательно допус­кает прекращение уголовных дел частного обвинения, возбужден­ных по статьям 115, 116, ч.1 ст.129, ст.130 УК РФ, в связи с при­мирением потерпевшего с обвиняемым и заглаживанием вреда от совершенного преступления, статья 76 УК РФ, тем не менее, не со­держит в себе каких-либо ссылок на дела частного обвинения.

Статья 76 УК РФ гласит, что лицо, впервые совершившее преступ­ление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Следует отметить, что примирение потерпевшего с лицом, совер­шившим против него преступление, является прежде всего правом потерпевшего, которое во всех возможных и правомерных случаях поощряется законодателем и органами правоохранения. Однако данное милостивое и благородное право потерпевшего решить дело миром должно быть реализовано правомерным способом, а не путем откупа, вымогательства или тайного сговора против правосудия двух состязающихся сторон уголовного процесса. Исходя из правовой значимости мирного разрешения уголовно-правовых и процессуаль­ных конфликтов, российский законодатель предусмотрел надлежа­щие формы полюбовного соглашения потерпевшего с обвиняемым, предпочитая мир судебной тяжбе, государственному принуждению и наказанию преступников. Ведь за совершение умышленных и не­осторожных преступлений небольшой и средней тяжести законода­тель предусматривает для не примирившегося со своей жертвой преступника меру наказания в виде лишения свободы сроком от двух до пяти лет. Тем самым в определенных случаях дух мира превозносится российским законодателем над карающей буквой уголовного закона.

Факт примирения потерпевшего с обвиняемым должен быть за­фиксирован в добровольном письменном заявлении потерпевшего о примирении с обвиняемым, в специальном протоколе о разъясне­нии основания прекращения уголовного дела, а также в самом по­становлении о прекращении уголовного дела и уголовного пресле­дования по ч.3 ст.213 УПК РФ.

При наличии реальной возможности примирения потерпевшего с обвиняемым продолжение судебного разбирательства по делам о преступлениях небольшой тяжести представляется не чем иным, как очевидным расточительством государственных средств и времени, необходимого для выявления и расследования более серьезных преступлений. Например, если брат украл у брата или некто причи­нил имущественный вред своему соседу и при этом конфликтующие стороны пожелали и даже успели примириться, то очевидно, что искусственное дальнейшее продолжение уголовного преследования виновного может иметь только негативные последствия. Дело в том, что доброжелательный и разумный потерпевший не сможет чувствовать себя так же хорошо, как прежде, если провинившийся, но помирившийся с ним его сосед будет привлечен к уголовной ответственности и наказан. В этом контексте формальное преследо­вание обвиняемого соседа может доставить потерпевшему больше беспокойства и разных неприятностей, нежели причиненный ему преступлением небольшой моральный, физический или имуществен­ный вред. Картина жизни потерпевшего может психологически на­много омрачиться, если представить потерпевшего живущим по соседству с осужденным в одной коммунальной квартире или в общем подъезде многоквартирного дома.

Однако может случиться и так, что обвиняемый добровольно и полностью возместил потерпевшему весь причиненный вред, но корыстолюбивый и материально озабоченный потерпевший выдви­гает явно завышенные требования и фактически отказывается от примирения с обвиняемым, совершая, таким образом, явное вымога­тельство. Как поступить суду при разрешении таких казусов? Пред­ставляется, что в этом случае должен действовать императивный принцип презумпции примирения сторон, суть которого состоит в следующем: если потерпевший отказывается от примирения с обви­няемым только по той причине, что обвиняемый не соглашается на удовлетворение его явно завышенных, вымогательских требований, то суд обязан разъяснить потерпевшему о недопустимости прояв­ления такого чрезмерного и неправомерного желания подзарабо­тать на чужом горе. Если потерпевший после этого оказывается не в силах побороть в себе непотребное желание получить от обвиня­емого все, что можно от него иметь, пользуясь случаем, то суд вправе предположить совершимся факт примирения сторон и сво­им решением утвердить факт их правомерного примирения со все­ми вытекающими отсюда юридическими последствиями.

Весьма интересной представляется также проблема примирения потерпевшего с обвиняемым в случаях, когда у правонарушителя отсутствует единовременная возможность возмещения причиненно­го вреда потерпевшему. Например, такая ситуация может сложиться тогда, когда заглаживание вреда может осуществляться только посредством выполнения обвиняемым тех или иных услуг для потер­певшего или периодически производимых выплат долга в рассроч­ку. В случае когда потерпевшему требуется длительное лечение процесс возмещения расходов на лечение потерпевшего может продолжаться за пределами всех предусмотренных законодатель­ством процессуальных сроков для полного сглаживания причинен­ного потерпевшему вреда. Подобные соглашения потерпевшего с обвиняемым могут стать дополнительным правомерным способом предоставления правонарушителю определенного срока на загла­живание причиненного вреда. Уголовное дело в таких случаях было бы целесообразно не прекращать, а приостанавливать до момента полного возмещения вреда потерпевшему. Если потерпевший по ис­течении установленного в соглашении срока не заявил в право­охранительные органы о том, что обязательства перед ним не были исполнены обвиняемым в том объеме, который был закреплен в соглашении, то уголовное дело подлежит прекращению с момента подписания соглашения, а преступник считается освобожденным от привлечения к уголовной ответственности. Если же оговоренные условия своевременно не исполняются обвиняемым, то уголовное дело подлежит возобновлению и дальнейшему разбирательству. Представляется, что в случае законодательного закрепления пред­ложенный нами процессуальный порядок мирного разрешения про­тиворечий между потерпевшим и обвиняемым позволит создать дополнительные законодательные гарантии для полного возмеще­ния вреда потерпевшему, придавая факту примирения потерпевшего с обвиняемым реальный характер и действие. Более того, такой порядок содержит в себе дополнительный контрольный механизм, в котором посредническая роль государства в трехсторонних миро­творческих отношениях приобретает особое значение.

Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство России могут допустить также нематериальное возмещение вреда, причинен­ного потерпевшему. Однако в любом случае должен действовать принцип соразмерности или пропорциональности объема причиненного вреда и правомерного способа возмещения этого вреда. Дознаватель, следователь, прокурор или суд, выступая от имени государства, должны убедиться в том, что правомерный способ воз­мещения причиненного преступлением вреда фактически соответствуЕТ характеру и объему причиненного вреда. Например, публичные извинения обвиняемого уместны по делам, которые не связаны с причинением значительного имущественного ущерба потерпевшему. Несмотря на то, что при решении подобных вопросов решающим является мнение самого потерпевшего, отказ от предъявления пре­тензий со стороны потерпевшего должен служить поводом для дознавателя, следователя, прокурора или судьи к проведению осо­бенно тщательной проверки обстоятельств примирения, чтобы ис­ключить возможность обмана или давления обвиняемого на потер­певшего либо неправомерную сделку потерпевшего с обвиняемым.

Статья 25 УПК РФ устанавливает, что суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело вслед­ствие примирения его с подозреваемым или обвиняемым. Тем са­мым она определяет основные субъекты, которые принимают участие в примирении потерпевшего с обвиняемым. Сразу оговоримся, что в России религиозные и общественные организации, к сожалению, не являются субъектами посреднической процедуры такого примире­ния, хотя она давно практикуется в ряде других, более развитых в правовом отношении, государств.

см.также Образец Ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон

Процесс примирения потерпевшего с преступником часто быва­ет болезненным и трудным, подчас связанным с угрозами и принуж­дением к заключению мира со стороны обвиняемого или иных заинтересованных в прекращении уголовного дела лиц. Такой «вы­нужденный мир», скорее всего, представляет собой откуп от уголов­ного наказания за деньги, сумма которых значительно превышает размер причиненного потерпевшему вреда. Иногда потерпевшего уговаривают примириться со своим обидчиком, убеждая его в том, что на свободе у преступника будет больше возможности для оказания ему материальной или иной помощи, хотя на самом деле такого намерения у преступника часто и не бывает. Случается и такое, что сам потерпевший, из жадности и корысти, за примирение начинает вымогать у причинителя вреда значительную денежную сумму, причем за совершение не только умышленного, но и неосто­рожного преступления.

Поэтому при применении ст.76 УК РФ и ст.25 УПК РФ дозна­ватель, следователь, руководитель следственного органа и прокурор обязаны учитывать многосложность и многогранность всех указан­ных моментов, чтобы примирение сторон было добровольным и действительным, а прекращение уголовного дела обоснованным и правомерным. Если примирение не является результатом доброволь­ного соглашения сторон уголовного процесса, а является только тайным сговором преступника и потерпевшего вопреки целям уго­ловного и уголовно-процессуального законодательства, то прекра­щение уголовного дела в этих случаях не является правомерным и целесообразным. Такие случаи неправомерного прекращения уго­ловного дела развращают участников уголовного судопроизвод­ства и внушают преступникам и их жертвам уверенность в том, что от всего можно откупиться большими деньгами или из всего мож­но получить выгоду. Такие неправомерные способы «примирения» преступников и их несчастных жертв не должны поощряться ни за­конодателем, ни разного рода правоприменителями, поскольку этим нельзя поддерживать стабильный правопорядок и нравственно-пра­вовую установку общества.

Нельзя также забывать и о том, что прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон является правом, а не обязан­ностью определенных правоохранительных органов. Согласно дей­ствующему российскому законодательству при рассмотрении мате­риалов дела, прекращенного следователем в связи с примирением потерпевшего и обвиняемого, прокурор помимо прочих обстоя­тельств дела обязан установить, в полной ли мере произошло такое примирение и было ли оно действительно добровольным, осознан­ным в своих последствиях. Он также заранее обязан позаботиться о том, каким образом будет решен вопрос о своевременном воз­мещении причиненного потерпевшему вреда, оформлена ли надле­жащим образом процедура состоявшегося примирения. По делам частного обвинения, если потерпевший в силу беспомощного состо­яния или по иным причинам не может защищать свои права и закон­ные интересы, уголовное дело возбуждается прокурором, который посредством поддержания обвинения оказывает помощь потерпев­шему или его близкому родственнику в восстановлении их прав и законных интересов. В случае примирения потерпевшего с обвиня­емым прокурор выступает лишь в качестве лица, участвующего в процедуре их примирения, но не более.

Дело примирения потерпевшего и преступника является и дол­жно оставаться делом мировых судей, судей первой и апелляцион­ной инстанций, а не разного рода уголовных преследователей. Как показывает правоприменительная жизнь, некоторые корыстолюбивые правоохранители за определенную мзду со стороны обвиняемого нередко принуждают потерпевшего к примирению с платежеспо­собным обвиняемым. Они даже готовы за взятку вовсе прекратить уголовное преследование обвиняемого посредством произвольно­го отказа от поддержания обвинения для неправомерного осво­бождения обвиняемого или подсудимого от должного наказания. Практика разбирательства уголовных дел частного обвинения пока­зывает, что нередко происходит процесс примирения не потерпев­шего с обвиняемым, а дознавателя, следователя и прокурора с обвиняемым или потерпевшим по заранее спланированному сцена­рию и бюджету. Такое беззаконие допускается нередко, и потерпев­шие не имеют достаточных законодательных и иных практических возможностей, чтобы получить или сохранить доступ к правосудию и реально защитить свои права и законные интересы, которые часто не совпадают с личными интересами дознавателей, следователей и прокуроров.

Выступать стороной в процедуре примирения потерпевшего с обвиняемым вправе только мировые судьи и суды первой инстанции, которым в соответствии с ч.1 ст.31 УПК РФ подсудны уголовные дела о совершении практически всех преступлений небольшой и средней степени тяжести. Однако действующее законодательство не в полной мере определяет сферу обязанностей мировых и иных судей в процессе примирения потерпевшего с обвиняемым в зави­симости от характера и вида уголовного преследования. В соответ­ствии с ч.5 ст.319 УПК РФ по делам частного обвинения мировой судья обязан информировать стороны о возможности примирения, а по делам частно-публичного и публичного обвинения такой обя­занности у него нет. Мировой судья также обязан разъяснять состязающимся сторонам уголовного процесса желательность при­мирения и прекращения вражды между собой. При этом мировой судья обязан предупредить заявителя или потерпевшего об уго­ловной ответственности за заведомо ложный донос или пристрас­тные показания по поводу совершенного преступления в соответ­ствии со ст.306 УК РФ.

В случае взаимных правонарушений потерпевшего и обвиняемо­го мировой судья обязан вынести постановление о соединении заявлений сторон в одно производство, в котором частный обви­нитель процессуально может стать также обвиняемым или даже подсудимым.

В тех случаях, когда потерпевший или правонарушитель являются несовершеннолетними, в процедуре примирения могут принимать участие законные представители несовершеннолетнего потерпевше­го или обвиняемого в соответствии с положениями ст.48 УПК РФ. Участие законных представителей потерпевшего и обвиняемого в процедуре примирения несовершеннолетних преступника или его жертвы необходимо особенно тогда, когда речь идет о доброволь­ности примирения потерпевшего с обвиняемым и когда законный представитель обвиняемого ответственно принимает на себя обяза­тельства по полному и своевременному возмещению морального, физического и материального вреда потерпевшему.

Здесь важно также отметить, что субъектами примирения, кото­рые представляют несовершеннолетнего потерпевшего или обвиня­емого, могут быть любые дееспособные лица независимо от их политико-правовой принадлежности и статуса гражданства. В по­добных случаях любые неправомерные и ограничительные толкова­ния действующего законодательства могут стать нарушением прин­ципа равенства каждого человека перед законом и судом. Эти фундаментальные принципы закреплены в ст.19 и ч.3 ст.62 Кон­ституции РФ, которые имеют прямое действие и определяют смысл и содержание, форму реализации и применения положений россий­ского уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Сложной для разрешения является также проблема множествен­ности лиц при примирении с потерпевшим. Гражданско-правовые обязательства в таком случае исполняются в соответствии с обыч­ным порядком, предусмотренным соответствующими статьями Граж­данского кодекса РФ. Это означает, что правонарушители могут примиряться и компенсировать потерпевшему вред солидарно. При этом каждый согласно ст.1080 ГК РФ может возмещать определен­ную часть причиненного ущерба, но акт примирения должен быть строго индивидуальным. Каждый обвиняемый должен иметь воз­можность полностью загладить причиненный вред и примириться с потерпевшим, оставляя за собой право требования от других при­чинителей вреда компенсации в порядке регресса на основании ч.2 ст.1081 ГК РФ.

Сходным с институтом уголовно-процессуального примирения является институт деятельного раскаяния обвиняемого, который предусмотрен ст.75 УК РФ и ст.28 УПК РФ. При прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием лица, совершив­шего преступление, обвиняемый в совершении преступления неболь­шой и средней тяжести добровольно является с повинной, способ­ствует раскрытию преступления и сразу полностью возмещает ущерб, тем самым показывая, что вследствие деятельного раскаяния он перестал быть общественно опасным лицом. Тем не менее действу­ющее уголовно-процессуальное законодательство при прекращении уголовных дел на таком основании, к сожалению, не требует обяза­тельного учета мнения потерпевшего по поводу личности своего обидчика и справедливости такого прекращения дела, хотя мнение потерпевшего могло бы внести ясность в то, насколько искренним является проявленное обвиняемым деятельное раскаяние и насколь­ко полно и своевременно был возмещен ему причиненный ущерб.

Известная схожесть института примирения потерпевшего с обви­няемым с институтом деятельного раскаяния обвиняемого обуслов­лена также правомерной целью законодателя, которая направлена на возмещение причиненного вреда потерпевшему. Однако, злоупот­ребляя несовершенством действующего уголовного и уголовно­процессуального законодательства, некоторые дознаватели, следо­ватели, прокуроры и судьи нередко в своей практике правоприме­нения корыстно и своевольно освобождают виновного не только от справедливого наказания, но и от возмещения причиненного им потерпевшему морального, физического и материального вреда. Между тем раскаяние обвиняемого потому и называется деятель­ным, что оно проявляется в его фактических делах, и не только в получении прощения от обиженного им человека, но и в проявлении доброй воли возместить ему причиненный ущерб. Если виновное лицо отказывается от примирения с потерпевшим и от добровольного, полного и своевременного возмещения причиненного ему ущерба, то оно не может быть освобождено от привлечения к уго­ловной ответственности и наказания в связи с лицемерным и показ­ным деятельным раскаянием на основании ст.75 УК РФ. Иными словами, если виновное лицо может возместить причиненный пре­ступлением вред потерпевшему, но по той или иной причине не желает этого делать, то оно не может произвольно считаться лицом, пере­ставшим быть общественно опасным. Иное толкование данного положения закона представляется неправомерным, и потому бытую­щая нередко порочная практика уголовного и уголовно-процессу­ального правопонимания и правоприменения является незаконной или даже преступной.

 

Для решения вопроса можете воспользоваться нашим предложением: Бесплатная Юридическая Консультация

С этой статьёй так же читают:

ЗАДАТЬ ВОПРОС ЮРИСТУ

Добавьте файл... captcha



Адвокат Денис Лисенков