Телефон Горячей Линии для жителей Москвы и Московской области

С 9-00 до 21-00

Юридическая Консультация в Офисе и по Телефону

С 9-00 до 21-00

(916) 688-96-21


РЕШЕНИЕ ВАШИХ ПРОБЛЕМ В ТРИ ЭТАПА:
ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

ОБРАЩЕНИЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ В СУДЫ ПО СПОРАМ О НАРУШЕНИИ ОРГАНАМИ ВОЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ИХ ЖИЛИЩНЫХ ПРАВ С ИСКОВЫМИ ЗАЯВЛЕНИЯМИ

     Конституция России, закрепив принципы рыночной экономики, изменила пути решения жилищного вопроса граждан, установив, что бесплатно или за доступную плату жилье предоставляется не всем гражданам Российской Федерации (как это было продекларировано ранее), а всего лишь двум их категориям:

  • 1) малоимущим
  • 2) иным указанным в законе лицам (ст. 40).

        Ко второй категории таких лиц относятся, в частности, военнослужащие (ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих").

    Военнослужащие обладают общими правами и свободами человека и гражданина с некоторыми ограничениями, установленными федеральными законами, а также специальными правами, связанными с их особым правовым положением. Поэтому право военнослужащих на жилище также можно рассматривать в двух ипостасях. В широком смысле оно сводится к положениям о конституционном праве граждан России на жилище (общее право), поскольку ничто не запрещает военнослужащему в общем порядке получить жилое помещение от органа местного самоуправления или приобрести его. В узком смысле право военнослужащих на жилище реализуется на условиях, установленных нормами специального (военного) законодательства, т.е. в тех формах обеспечения, которые гарантирует им государство при прохождении военной службы и, в определенных случаях, после увольнения с нее (специальное право).

        Итак, ст. 46 Конституции России гарантирует гражданам судебную защиту прав и свобод. В силу ст. 17 (ч. ч. 1 и 2) Конституции России право на судебную защиту относится к основным, неотчуждаемым правам и свободам человека, что предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

      Специальное право военнослужащих на жилище, которое гарантировано им государством, также нередко нарушается, а потому подлежит судебной защите.

       Каким же образом данное право подлежит защите?

       Следует отметить, что военнослужащий вправе разрешать жилищные споры в административном и в судебном порядке.

    Статьей 11 Жилищного кодекса Российской Федерации (ЖК РФ) предусмотрен приоритет судебной защиты нарушенных или оспоренных жилищных прав. В соответствии с ч. 2 названной статьи ЖК РФ защита жилищных прав в административном порядке осуществляется только в случаях, предусмотренных самим ЖК РФ или другим федеральным законом. А решение по жалобе, принятое в административном порядке, в случае несогласия с ним военнослужащего может быть оспорено в судебном порядке.

     Судебный порядок разрешения жилищных споров более результативен, поскольку судебное постановление обладает большей юридической силой и обязательно для всех организаций, должностных лиц и граждан и подлежит исполнению на всей территории Российской Федерации (ч. 2 ст. 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ), ст. 8 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан").

      Вместе с тем судебный порядок подразумевает более строгую его процедуру и регламентацию. Заявителю (истцу) требуется самому выбрать ту организацию или человека, с которыми он собирается судиться, указать в заявлении их адрес или место нахождения, определить предмет и основание спора, оплатить государственную пошлину, приложить к заявлению его копии и имеющиеся письменные доказательства, при необходимости - просить суд истребовать дополнительные доказательства и допросить свидетелей.

      Защита жилищных прав граждан судами осуществляется посредством гражданского судопроизводства, а деятельность суда по рассмотрению и разрешению гражданских дел урегулирована нормами ГПК РФ.

     Статья 2 ГПК РФ в качестве задач гражданского судопроизводства называет правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду. Однако в ряде случаев, по мнению автора, эти задачи остаются лишь продекларированными, в том числе по причине ограничения прав военнослужащих на доступ к правосудию сложившейся судебной практикой. Имеется в виду устоявшаяся в последние годы практика отказа военных судов в рассмотрении исков военнослужащих, в том числе по жилищным вопросам.

     Остановимся на данном вопросе более подробно. В ГПК РФ все виды гражданского судопроизводства регламентируются разд. II, озаглавленным "Производство в суде первой инстанции". В нем выделяются четыре подраздела: подразд. I "Приказное производство"; подразд. II "Исковое производство"; подразд. III "Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений"; подразд. IV "Особое производство". Каждый из указанных видов производства имеет свои характерные особенности, некоторые из них будут рассмотрены ниже.

     Кроме собственно различий в видах судопроизводства, от которых на стадии подготовки к судебному разбирательству зависит форма изложения заявления в суд, военнослужащему необходимо также правильно определить подсудность его спора, т.е. выбрать суд, уполномоченный рассматривать его заявление.

     По общему правилу определения территориальной подсудности, изложенному в ст. 28 ГПК РФ, иск предъявляется по месту жительства (нахождения) ответчика. Однако из этого правила есть исключения. В частности, по спорам об оспаривании действий воинских должностных лиц, органов государственного и военного управления ст. 254 ГПК РФ предоставляет заявителю право выбора суда: либо по месту нахождения должностного лица, чьи действия оспариваются, либо по своему месту жительства.

      Родовая подсудность для военных судов определяется исходя из субъектного состава (военнослужащий либо бывший военнослужащий и орган военного управления), а также характера правоотношений (отношения, возникающие в связи с прохождением военной службы; права нарушены в период прохождения военной службы).

      Частью 3 ст. 254 ГПК РФ установлено, что заявление военнослужащего, оспаривающего решение, действие (бездействие) органа военного управления или командира (начальника) воинской части, подается в военный суд. Указанная правовая норма, по мнению автора, изложена не совсем корректно, дословное ее толкование приводит к выводу о том, что в военные суды подаются только заявления об оспаривании неправомерных (по мнению военнослужащего) действий и решений органов военного управления и их должностных лиц. Про исковые заявления, заявления о выдаче судебного приказа или заявления об установлении факта, имеющего юридическое значение, в ч. 3 ст. 254 ГПК РФ не упоминается.

     Федеральный конституционный закон "О военных судах Российской Федерации" (п. 1 ч. 1 ст. 7) и ГПК РФ (ст. 25) дают более обобщенные формулировки и относят к подсудности военных судов гражданские и административные дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений.

   В чем же принципиальные различия между исковым производством и производством по делам, возникающим из публичных правоотношений?

      Основным критерием разграничения видов производств названо наличие или отсутствие властных полномочий одной из сторон по отношению к другой, другими критериями - субъектный состав дел и характер обжалуемых (оспариваемых) действий и решений. В качестве факультативных отличий можно привести еще различные сроки рассмотрения указанных споров, различные сроки обжалования и сроки исковой давности, обязательность указания цены иска и т.д. Специфической чертой судебного производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, по сравнению с делами искового производства, как об этом можно судить из содержания ст. 245 ГПК РФ, является отсутствие при рассмотрении дел, возникающих из публичных правоотношений, спора о праве.

      На практике же определить наличие или отсутствие в заявлении в суд спора о праве представляется довольно затруднительным.

   Чем хорош исковой характер споров для военнослужащего? Прежде всего, тем, что при таком рассмотрении спора не применяется трехмесячный срок оспаривания каких-либо действий (бездействия) и решений, как это установлено для споров, вытекающих из публичных правоотношений (ст. 256 ГПК РФ). В ряде случаев именно пропуск данного трехмесячного срока является причиной отказа военнослужащему в его требованиях в суде, причем такие негативные последствия пропуска указанного срока наступают даже без заявления об этом должностного лица, чьи действия оспариваются, т.е. если в приведенном примере о негативной аттестации военнослужащего все написанные о нем нелицеприятные отзывы являются ложью и ничем не подтверждаются, но военнослужащий стал оспаривать в суде содержание своей характеристики после трех месяцев с момента ознакомления с ней, то его ждет отказ в восстановлении своих прав.

     Трехмесячный срок для обращения в суд является явно недостаточным для осознания бесперспективности решения многих вопросов методом переговоров с командованием и качественной подготовки к судебному разбирательству. Поэтому исковой характер судопроизводства, где по общему правилу к жилищным правоотношениям применяется трехлетний срок исковой давности (ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ)), снимает данную проблему для военнослужащего.

     Таким образом, жилищные споры военнослужащего с Департаментом жилищного обеспечения Минобороны России, как вытекающие не из властных отношений и затрагивающие права других претендентов на жилище, могут рассматриваться в исковом порядке.

     Однако на практике военно-судебные органы "по накатанной дороге" рассматривают практически все споры военнослужащего со своим командованием по правилам гл. 25 ГПК РФ, мотивируя это наличием между заявителем и воинским должностным лицом, чьи действия оспариваются, отношений власти - подчинения, что, по мнению судов, означает публичность отношений между сторонами. Изредка встречаются случаи переквалификации требований военнослужащих об оспаривании действий командования на исковые. Так, например, Московский окружной военный суд 23 сентября 2010 г. при рассмотрении кассационной жалобы признал, что требование военнослужащего к начальнику кадрового органа о компенсации убытков подлежит рассмотрению в исковом порядке.

     В частности, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 4 Постановления от 14 февраля 2000 г. N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" указал:

  • "Военная служба предполагает осуществление полномочий государства по обеспечению своего суверенитета и иных важнейших государственных интересов, а военнослужащие являются носителями публичной власти. В связи с этим правоотношения, связанные с исполнением военнослужащими своих служебных обязанностей, являются публично-правовыми. Согласно правовым позициям, высказанным Европейским судом по правам человека, споры, связанные с прохождением военной службы, не являются спорами о гражданских правах, в том числе при наличии требований материального характера.

    Таким образом, нормы подраздела III раздела II (главы 23 - 25) ГПК РФ применяются, когда требования военнослужащих, в том числе имущественного характера, непосредственно вытекают из административно-правовых и иных публичных отношений, основанных на властных полномочиях одной стороны по отношению к другой. В этих случаях все требования военнослужащих должны быть разрешены по существу при рассмотрении заявления...

    В тех случаях, когда оспариваемые действия совершены органами военного управления и воинскими должностными лицами не в порядке осуществления административно-властных полномочий, а в процессе осуществления иной деятельности, основанной на равенстве участников правоотношений, дело подлежит рассмотрению в порядке искового производства".

    Выводы Пленума Верховного Суда Российской Федерации о том, что все правоотношения военнослужащего, связанные с исполнением им обязанностей военной службы, являются публично-правовыми и не могут рассматриваться в исковом порядке, носят по меньшей мере дискуссионный характер.

    Во-первых, все виды социальных гарантий, вытекающие из особого статуса военнослужащих (права на материальное и финансовое обеспечение, на труд, на отдых, на выбор места жительства и т.п.), связаны с исполнением военнослужащим обязанностей военной службы и регулируются нормами военного права. Все современные учебники по военному праву практически единодушно относят военное право, при всей специфике регулируемых им воинских правоотношений, к числу комплексных отраслей права. Военное законодательство как комплексная отрасль российского законодательства включает в себя нормы государственного, административного, гражданского, уголовного и других отраслей права. Поэтому правоотношения, связанные с реализацией военнослужащим своих прав, гарантированных ему именно в связи с его особым правовым статусом, регулируются не только методом властных предписаний, но и нормами гражданского права, основанными на равенстве участников правоотношений.

      В рассмотренном выше примере о необъективной аттестации военнослужащего правоотношения сторон также связаны с исполнением им обязанностей военной службы, поскольку составляет отзыв на военнослужащего его прямой командир (начальник) исходя из его поведения на службе, а не в семейном кругу. Вместе с тем военнослужащий просит у суда защиты именно своих гражданских прав (чести, достоинства и деловой репутации), т.е. частно - правовых интересов.

       Во-вторых, вряд ли является нормальной и законной ситуация, когда одни и те же права граждан одной и той же страны судами защищаются в различном порядке.

     Несправедливость такого подхода выражается еще и в том, что фактически военнослужащие стали обладать меньшим объемом права на судебную защиту, чем обычные граждане. Между тем указанное конституционное право не подлежит ограничению ни при каких обстоятельствах (ст. ст. 19, 56 и 46 Конституции России).

      В-третьих, буквально через пять месяцев после изложения п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 9 в новой редакции (февраль 2007 г.) Европейский суд по правам человека при вынесении Постановления по делу, огласил следующий подход для рассмотрения споров государственных служащих (в том числе и военнослужащих): "Чтобы исключить в отношении государственного служащего действие в отношении его статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод необходимо соблюдение двух условий. Во-первых, государство в своем законодательстве должно явно исключить доступ к суду определенных служащих или категорий служащих. Во-вторых, такое исключение должно быть объективно обосновано государственными интересами.

      Таким образом, указание российского высшего судебного органа о невозможности применения к спорам военнослужащих по вопросам военной службы норм гражданского права, основанных на равенстве участников правоотношений, противоречит сформировавшейся и длительное время устоявшейся позиции Европейского суда по правам человека.

        Какому органу должен быть отдан приоритет в толковании закона?

       Конвенция о защите прав человека и основных свобод является международным договором и входит в систему российского законодательства. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции России если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

     Относительно применения прецедентных постановлений Европейского суда по правам человека следует отметить, что в соответствии с Федеральным законом "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" Российская Федерация признает и без специального соглашения его юрисдикцию обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней после их вступления в действие в отношении Российской Федерации.

      Следовательно, в случае конкуренции позиций Европейского суда по правам человека и российских судов относительно порядка защиты прав человека от властных органов государства применению подлежат правовые позиции Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). А тот, в свою очередь, не находит преград для рассмотрения судами споров военнослужащих с государственными органами с позиции применения гражданских правоотношений.

       Возвращаясь к анализу основного вопроса настоящей статьи - о рассмотрении судами жилищных споров военнослужащих с органами военного управления, - следует отметить что, как указано в вышеприведенном Постановлении ЕСПЧ, требования военнослужащих о предоставлении им жилья перед увольнением были расценены как спор о гражданских правах. Правда, здесь необходимо сделать важную оговорку: у всех 59 заявителей-военнослужащих по данному делу имелись вынесенные в их пользу и вступившие в законную силу постановления российских военных судов.

       Какие же действия (бездействие) и решения командования по жилищным вопросам оспаривают российские военнослужащие в военных судах? Для ответа на данный вопрос рассмотрим хронологию действий по жилищному обеспечению военнослужащих.

       Процесс обеспечения жильем военнослужащего условно можно разделить на стадии, в каждой из которых требования военнослужащего в суд будут отличаться. Как указал Верховный Суд Российской Федерации в своем Определении от 9 августа 2002 г. N 82-В02пр-6, договор социального найма предусматривает предоставление жилого помещения в порядке улучшения жилищных условий согласно очередности, т.е. подразумевается определенная процедура предоставления жилого помещения.

      В самом общем виде данная процедура предполагает две стадии: 1) признание гражданина нуждающимся в жилом помещении и 2) распределение ему жилья. Именно на этих этапах и происходит подавляющее большинство нарушений прав военнослужащих на жилище.

      Учитывая изложенное, военнослужащий, как правило, в своем заявлении в военный суд просит признать незаконными действия компетентного органа (например, Департамента жилищного обеспечения Минобороны России) либо об отказе в признании его нуждающимся в жилых помещениях, либо об отказе в предоставлении ему жилья (в заключении договора найма либо договора передачи в собственность жилого помещения). При рассмотрении такого рода споров судами акцент делается на проверку законности действий государственного органа, а не на рассмотрение субъективного права военнослужащего на жилище.

         В настоящее время командиры воинских частей, начальники военных учреждений и гарнизонов уже не могут влиять на решение жилищных вопросов подчиненных военнослужащих. Все решения по данным вопросам, согласно Приказу Министра обороны Российской Федерации от 3 ноября 2010 г. N 1455, принимает Департамент жилищного обеспечения Минобороны России. Одновременно в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Хабаровске и Ростове-на-Дону созданы его территориальные органы, действующие в границах соответствующих военных округов.

     Таким образом, вопросы жилищного обеспечения в настоящее время решают должностные лица, не входящие в прямой контакт с военнослужащими и не находящиеся с ними в отношениях власти - подчинения. Действительно, исходя из принципа единоначалия, учитывая то, что все должности в указанном Департаменте комплектуются государственными гражданскими служащими и лицами гражданского персонала, можно сделать вывод о том, что любой военнослужащий не подчинен чиновникам Департамента жилищного обеспечения Минобороны России.

        Кроме того, действующими нормативными правовыми актами по вопросам механизма жилищного обеспечения военнослужащих вообще не определено, кто именно и в каком порядке принимает решения по жилищным вопросам: принимаются ли данные решения единолично чиновником или коллегиально, утверждаются ли они каким-либо должностным лицом, каким видом распорядительного документа оформляются такого рода решения.

         Отсутствие властных полномочий у одной из сторон судебного спора по отношению к другой дает основание полагать, что такие категории споров больше не подпадают под рамки подразд. III разд. II ГПК РФ. Более того, поскольку предмет спора о жилищных правах военнослужащих может иметь и материальный характер, заявитель пытается отстоять свое право на жилище, имеются основания считать, что такие категории споров можно рассматривать в исковом порядке, например, как иски о признании права на жилое помещение.

       Такой подход применим, во-первых, в случае принятия решения по жилищному вопросу коллегиальным органом, чьи решения могут быть оспорены только в исковом порядке. Подтверждением тому является позиция Пленума Верховного Суда Российской Федерации, который в п. 10 своего Постановления от 10 февраля 2009 г. N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" указал, что нормы ГПК РФ не допускают возможности оспаривания в порядке гл. 25 этого Кодекса решений и действий (бездействия) органов управления организациями и их объединениями, общественными объединениями, политическими партиями, а также их руководителей, поэтому такие дела должны рассматриваться по правилам искового производства.

       Во-вторых, исковой порядок рассмотрения споров с большой долей вероятности может быть распространен на вторую стадию жилищных правоотношений с участием военнослужащих - на стадию предоставления им жилых помещений. Ведь после определения конкретного жилого помещения, которое семья военнослужащего имеет основания считать своим "будущим домом", появляется и конкретный объект притязаний сторон, имеющий вещную природу.

     Так, например, военнослужащий, нуждающийся в жилых помещениях, получил извещение Департамента жилищного обеспечения о распределении ему квартиры по договору социального найма (п. 12 приложения N 1 к Приказу Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280). После этого такой военнослужащий при согласии с предоставлением данного жилого помещения в пятидневный срок должен направить в Департамент согласие и в тридцатидневный срок - определенный набор документов (в случае, если военнослужащие и члены их семей в течение пяти лет до даты выписки извещения изменяли место жительства, в уполномоченный орган предоставляются выписки из домовых книг и копии финансовых лицевых счетов с этих мест жительства). В то же время должностные лица Департамента жилищного обеспечения Минобороны России самостоятельно проверяют сведения о наличии в собственности у членов семьи военнослужащих жилых помещений.

        Как видно, на данном этапе уже имеется жилое помещение (вещь), которое может являться предметом спора. В то же время при выявлении Департаментом сведений, например, о наличии у членов семьи военнослужащего жилых помещений (даже в пользовании) или о совершении ими в последние пять лет сделок по отчуждению жилья, отсутствие решения суда о признании матери военнослужащего его иждивенцем и т.д., обещанная квартира такому военнослужащему не будет предоставлена, будет рассматриваться вопрос о ее распределении другому военнослужащему.

        Исковой характер спора о признании права на указанную спорную квартиру может быть мотивирован следующими обстоятельствами:

  • 1) такой способ защиты гражданских прав, как признание права (абз. 2 ст. 12 ГК РФ, п. 1 ч. 3 ст. 11 ЖК РФ), в судебном порядке осуществляется в порядке искового производства;
  • 2) если судебный спор будет вестись относительно конкретного жилого помещения по определенному адресу между несколькими военнослужащими - претендентами на него, то, несмотря на участие в процедуре его распределения органа военного управления (Департамента жилищного обеспечения), в рассматриваемых правоотношениях в большей степени присутствуют гражданские, а не административные начала. Поскольку на данной стадии жилищных правоотношений идет речь о передаче жилья в пользование или в собственность военнослужащему, такое действие носит характер передачи полных или ограниченных вещных прав на недвижимое имущество. На основании решения о предоставлении жилого помещения заключается соответствующий договор, а это уже гражданско-правовые отношения. Кстати, именно в форме жилищного договора, заключаемого еще до принятия решения о предоставлении военнослужащему конкретного служебного жилого помещения, оформляются гарантии силовых ведомств по отношению к военнослужащим соответствующей категории.

     Еще более однозначным представляется вывод об исковом характере судебного спора о праве на предоставление военнослужащему жилья в собственность в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июня 2011 г. N 512. Совместным Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. определено, что зарегистрированное право на недвижимое имущество не подлежит оспариванию путем заявления требований, подлежащих рассмотрению по правилам гл. 25 ГПК РФ или гл. 24 АПК РФ, поскольку в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, не может разрешаться спор о праве на недвижимое имущество.

    Интересным представляется вывод Верховного Суда Российской Федерации, который в конце 2008 г. счел незаконным определение судьи районного суда о возвращении истцам - семье военнослужащего - заявления о признании права собственности на занимаемую квартиру в порядке приватизации. В данном случае истцы оспаривали отказ им в приватизации жилья со стороны командования военного ФГУП, владеющего квартирой на праве хозяйственного ведения. В обоснование своего вывода Верховный Суд Российской Федерации указал: "суд не учел, что Б. и У. (истцы) обратились в районный суд не с заявлением о защите нарушенных прав, свобод и интересов военнослужащих от действий органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений, а с иском (выделено мной. - Е.Г.) о признании права собственности на квартиру в порядке приватизации, т.е. в связи со спором, возникшим из жилищных правоотношений... Кроме того, суд не учел, что спорная квартира предоставлена истцам на семью из трех человек, двое из которых, истица У. и ее дочь, статуса военнослужащих не имеют".

      В приведенном примере судебной практики Верховный Суд Российской Федерации счел необходимым рассмотреть вопрос о защите жилищного права не только самого военнослужащего, но и членов его семьи.

      Аргументом в пользу искового производства по такой категории споров является и то, что конкретное жилое помещение можно оценить в денежном выражении, т.е. определить цену иска - один из атрибутов искового заявления (в случаях спора о признании права собственности на предоставляемое согласно приложению N 2 к Постановлению Правительства Российской Федерации от 29 июня 2011 г. N 512 "О порядке признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих - граждан Российской Федерации, обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, и предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно" жилое помещение в собственность).

     Здесь следует напомнить, что правом на жилищное обеспечение от федерального органа исполнительной власти, в котором законом предусмотрено прохождение военной службы, обладают не только военнослужащие, но и, в некоторых случаях, лица, уволенные с военной службы, а также члены семей военнослужащих и бывших военнослужащих. А поскольку ко времени распределения им жилых помещений указанные лица не обладают статусом военнослужащего, в отношении их тем более отсутствуют властные полномочия у любых должностных лиц Минобороны России. Кстати, споры между бывшими военнослужащими и военными организациями (их должностными лицами) по вопросам их материального обеспечения (в том числе пенсионного, отчасти жилищного), медицинского обеспечения уже сейчас по сложившейся практике рассматриваются районными судами в исковом порядке.

      Естественно, военнослужащий, чьи жилищные права нарушены, может смириться с таким нарушением своих прав и не настаивать на их восстановлении и защите. В силу ст. 9 ГК РФ граждане по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Словосочетание "гражданские права" в данном случае уместно, так как жилищные отношения на стадии предоставления жилья относятся к числу имущественных, регулированию которых специально посвящены две главы ГК РФ: "Право собственности и другие вещные права на жилые помещения" и "Наем жилого помещения".

       В ГК Российской Федерации имеется еще одно важное применительно к настоящему исследованию законоположение о том, что выбор одного из способов защиты гражданских прав, предусмотренных ст. 12 ГК Российской Федерации, принадлежит не суду, а истцу, который определяет в заявлении в суд избранный им способ защиты своего права. Отказ суда в рассмотрении такого заявления по существу свидетельствует о нарушении принципа доступности правосудия и связанного с ним права на справедливое разбирательство, указывает на существенные нарушения судом норм процессуального права.

        Таким образом, сам заявитель должен иметь возможность выбрать, с каким заявлением ему обращаться в суд, если только в самом законе не указывается на возможность применения заявителем лишь конкретной меры (нескольких мер) защиты. Вместе с тем выбор способа судебной защиты определяется также характером правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, спецификой защищаемого права, характером совершенного или возможного нарушения.

      Указанный подход может применяться в настоящее время и к жилищным правоотношениям с участием военнослужащих. Принципиальным здесь является формулирование требований военнослужащим относительно своего нарушенного или оспоренного жилищного права.

 

Для решения вопроса можете воспользоваться нашим предложением: Бесплатная Юридическая Консультация

С этой статьёй так же читают:

ЗАДАТЬ ВОПРОС ЮРИСТУ

Добавьте файл... captcha



Адвокат Денис Лисенков