Телефон Горячей Линии для жителей Москвы и Московской области

С 9-00 до 21-00

Юридическая Консультация в Офисе и по Телефону

С 9-00 до 21-00

(916) 688-96-21


РЕШЕНИЕ ВАШИХ ПРОБЛЕМ В ТРИ ЭТАПА:
ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИЗЪЯТИЯ ИМУЩЕСТВА ГРАЖДАН ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ НУЖД В РОССИИ И ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ

принудительное изъятие имущества для государственных нужд   

    Принудительное изъятие имущества граждан для государственных нужд является весьма сложным процессом, реализация которого должна быть осуществлена с соблюдением ряда принципов, из которых один из самых важных - нахождение оптимального баланса между публичным и частным интересом. В статье проанализированы случаи из судебной практики не только российских судов, но и Европейского суда по правам человека. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

    С момента принятия 1 декабря 2007г. ФЗ №310-ФЗ "Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон об организации Олимпийских игр) подвергался острой критике в части регламентации выкупа земельных участков физических и юридических лиц.

Бесплатная Консультация Юриста

    Нормы указанного Закона противоречат не только предписаниям ГК РФ, но и Конституции РФ. С тем чтобы обойти предписания ГК РФ, в ст.19 ФЗ Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации предусмотрено дополнить ФЗ О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации ст.15 следующего содержания: Изъятие земельных участков для государственных или муниципальных нужд, отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка, на котором оно находится, в связи с организацией и проведением XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, а также развитием города Сочи как горноклиматического курорта регулируются ГК РФ, если иное не предусмотрено Федеральным законом об организации Олимпийских игр. Таким образом, ФЗ об организации Олимпийских игр предусматривает иной порядок принудительного выкупа имущества граждан, значительно умаляющий права и законные интересы частных собственников по сравнению с тем, как они прописаны в ГК РФ.

    Основная часть судебных споров возникает по поводу несправедливо низкой выкупной цены и суммы возмещения иных убытков, выплачиваемых частным лицам по решению Администрации Краснодарского края. Условия о размере и порядке выплаты компенсации собственникам изымаемого имущества, на наш взгляд, нарушают принцип п.3 ст.35 Конституции РФ о равноценном возмещении. Согласно п.21 ст.15 Закона об организации Олимпийских игр в течение семи дней со дня принятия решения об изъятии Администрация Краснодарского края заключает договор с оценщиком на проведение оценки изымаемого имущества и убытков, причиненных изъятием. Отчет об оценке направляется лицу, у которого изымается имущество. Впоследствии согласно п.26 ст.15 данного Закона выкупная цена, а также размер убытков не могут превышать размеры, определенные в отчете об оценке. Право собственников изымаемого имущества обжаловать в судебном порядке размеры возмещения, определенные в отчете об оценке, Законом об организации Олимпийских игр не предусмотрено. Таким образом, законодатель фактически лишает собственников возможности в судебном порядке взыскать действительную цену имущества и полный объем причиненных убытков несмотря даже на то, что между оценкой и реальным изъятием может пройти значительное время, за которое произойдет увеличение цены объекта или возрастут убытки. Кроме того, как показала судебная практика, арбитражные суды не принимают во внимание отчеты об оценке, представленные собственниками, мотивируя это тем, что расхождение установленной различными оценщиками величины рыночной стоимости объекта не может являться само по себе свидетельством недостоверности одного из отчетов.

    Факты неправомерности изъятия и определения выкупной цены можно усмотреть из отдельных примеров судебной практики. Так, департамент Краснодарского края по реализации полномочий при подготовке зимних Олимпийских игр 2014г. обратился в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю С.Е. Ханояну об изъятии в собственность РФ объекта недвижимого имущества - здания кафе путем перечисления на банковский счет предпринимателя либо на депозит суда 3 008 751 рубля. Решениями первой и апелляционной инстанций исковые требования удовлетворены. В кассационной жалобе предприниматель, настаивая на отмене состоявшихся судебных актов, указал, что выкупная цена кафе не соответствует рыночным ценам; в ее состав не включена стоимость террасы. Суды приняли во внимание отчет об оценке, представленный департаментом, и не оценили отчет, составленный ГУ "Краснодарская лаборатория судебных экспертиз". Как следует из материалов дела, губернатор Краснодарского края принял распоряжение об изъятии кафе, принадлежащего ответчику на праве собственности, в целях размещения олимпийского объекта федерального значения "Железнодорожная линия от Туапсе до Адлера". Департамент подготовил проект соглашения, который был передан ответчику 14 марта 2011г. Уклонение предпринимателя от подписания соглашения послужило основанием для обращения департамента с иском в арбитражный суд. Исследовав представленные в материалы дела доказательства, суды пришли к выводу о том, что предусмотренная ст.15 Закона №310-ФЗ процедура изъятия департаментом спорного объекта у предпринимателя соблюдена. Оценка спорного имущества проведена в соответствии с требованиями ст.11 и ст.12 ФЗ от 29 июля 1998г. №135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации". Расхождение установленной различными оценщиками величины рыночной стоимости объекта не может являться само по себе свидетельством недостоверности одного из отчетов. Между тем по указанию Федерального окружного суда судами предыдущих инстанций не учтено следующее. Удовлетворяя иск в заявленной истцом сумме, апелляционный суд указал, что из состава убытков, определенных оценщиком, исключено 1 227 807 рублей убытков, связанных с изъятием самовольно возведенной террасы. Суд исходил из того, что доказательства получения разрешения на создание (реконструкцию) данного объекта отсутствуют. Терраса не включена в описание объекта, зарегистрированного в ЕГРП, а следовательно, в силу ст.131 и ст.219 ГК РФ права собственности на нее как на объект недвижимого имущества у ответчика не возникло. При этом, разрешая спор, суды не учли и не проверили доводы ответчика о том, что кафе и терраса возведены в установленном законом порядке до 1999г. ЗАО "Санаторий "Морская звезда", у которого предприниматель приобрел это имущество по договору купли-продажи в 2002г. Таким образом, объекты - кафе с террасой, используемые предпринимателем как кафе, - созданы и введены в эксплуатацию одновременно на основании единого акта ввода в эксплуатацию. Неосуществление государственной регистрации права собственности на террасу за ответчиком само по себе не свидетельствует о самовольности постройки и отсутствии у нее правового статуса недвижимости, если терраса возведена в установленном законом порядке и право собственности, в соответствии с действующим на момент ее создания законодательством, возникло у первоначального собственника - продавца (ЗАО "Санаторий "Морская звезда"). Суды первой и апелляционной инстанций данные обстоятельства не выяснили, соответствующие доказательства и доводы ответчика не оценили; вопрос о размере земельного участка, необходимого для использования принадлежащей ответчику недвижимости (ст.552 ГК РФ), а следовательно, и о размере убытков, связанных с изъятием земельного участка, не исследовали. На основании изложенного дело было направлено на новое рассмотрение.

    В другом примере Краснодарскому краю было полностью отказано в иске об изъятии имущества в связи с отсутствием определения размера убытков собственника. Так, департамент Краснодарского края по реализации полномочий при подготовке зимних Олимпийских игр 2014г. обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к индивидуальному предпринимателю О.Ю. Марченко и ООО "Эллипс" об изъятии в собственность РФ для федеральных нужд объектов недвижимого имущества, принадлежащих ответчикам на праве общей долевой собственности. Постановлением апелляционного суда в иске отказано. Суд пришел к выводу о том, что на момент обращения в суд департаментом не соблюдена в полном объеме процедура, установленная законом: не проведен отчет об оценке убытков согласно ч.23.4 ст.15 Закона об организации олимпийских игр, а собственникам не направлен проект соглашения о выкупе. Отчет об оценке в части определения размера убытков, подлежащих возмещению, не содержал определения размера убытков в связи с утратой прав землепользования. В качестве нарушений, допущенных департаментом Краснодарского края в ходе изъятия имущества у собственников, Федеральным окружным судом указано следующее. Распоряжением главы администрации Краснодарского края принято решение об изъятии в собственность РФ для федеральных нужд путем выкупа объекта спорного имущества, принадлежащего на праве общей долевой собственности ответчикам. В силу заключенного с департаментом договора ООО "КО-ИНвест" составило отчет об оценке рыночной стоимости спорного имущества (без учета прав на земельный участок) и заключение о величине убытков, причиненных правообладателю объекта, согласно которым денежная сумма, подлежащая выплате ООО "Эллипс", в качестве выкупной цены составила 2 183 747 рублей, размер убытков - 15 тыс.рублей, а выкупная цена, подлежащая выплате О.Ю. Марченко, составила 436 749 рублей, размер убытков - 38 504 рубля. Департамент подготовил проекты соглашений в связи с изъятием спорного имущества и передал их собственникам. Неподписание соглашений ответчиками явилось основанием для обращения в суд. У ответчиков отсутствовали правоустанавливающие документы на земельный участок, в связи с чем выкупная стоимость участка в отчете об оценке не определялась. При этом в отчете ООО "КО-ИНвест" не указан также размер убытков в связи с утратой ответчиками прав землепользования под спорным имуществом, необходимость определения которого предусмотрена п.23.4 ст.15 Закона "Об организации Олимпийских игр". Исходя из этого, суд сделал вывод о ненадлежащем соблюдении департаментом установленной законом процедуры изъятия объектов недвижимости (в том числе и составления отчета) и отсутствии оснований полагать противоправным отказ ответчиков от подписания соответствующих соглашений.

    Вместе с тем статистика судебной практики по спорам о принудительном выкупе имущества в связи с организацией Олимпийских игр показывает подавляющее большинство решений в пользу Краснодарского края.

    Формально Закон соблюдается, но все-таки проблема социальной справедливости остается открытой. Реальная жизнь показывает, что единовременное изъятие имущества, на приобретение и развитие которого у частного лица порой уходил огромный временной отрезок, не всегда может быть компенсировано лишь выплатой фактической рыночной стоимости изымаемого. На наш взгляд, в данной ситуации имеет место наличие морального вреда, причиненного правомерными действиями государства, возмещение которого в действующем российском законодательстве не предусмотрено.

    Следует заметить, что согласно п.2 ст.281 ГК при определении выкупной цены в нее включаются рыночная стоимость земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он несет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенная выгода. При этом даже в Гражданском кодексе России не решен вопрос относительно порядка определения размера выкупной цены, а также возможность выплаты компенсации морального вреда, причиненного принудительным прекращением права собственности. Рассмотрим, как подобные вопросы разрешаются в Европейском суде по правам человека.

    Например, 22 декабря 2009г. Европейским судом вынесено Постановление по делу Гуизо-Галлизаи против Италии, в котором заявители являлись собственниками земельных участков, которые были заняты публичными властями с целью их экспроприации для производства строительных работ. В отсутствие соразмерной компенсации заявители возбудили разбирательство о взыскании убытков. Определяя сумму причиненных убытков, Европейский суд указал, что при оценке ущерба, причиненного заявителям, необходимо принимать во внимание дату, в которую они с правовой определенностью узнали, что утратили свое право собственности. Общая рыночная стоимость имущества, определенная на эту дату национальными судами, подлежит корректировке с учетом инфляции и установленных законом процентов, подлежащих уплате на дату принятия Постановления Европейским судом. Из полученной суммы вычитается сумма, выплаченная заявителю властями страны. Полученная сумма подлежит конвертации в текущую стоимость для исключения последствий инфляции. Кроме того, подлежат выплате проценты, чтобы компенсировать длительный период, истекший с момента лишения владения землей. Эти проценты рассчитываются на основе простой законной ставки, применяемой к капиталу, с прогрессивным увеличением.

    Соответственно, Европейский суд присудил заявителям 2 100 000 евро в счет компенсации материального ущерба с вычетом суммы компенсации, выплаченной на национальном уровне. Кроме этого, заявителям присуждено 45 000 евро в качестве компенсации потери возможностей, вызванной изъятием.

    Наконец, по определению Европейского суда чувства бессилия и разочарования, вызванные незаконным лишением права владения имуществом, причинили заявителям моральный вред, в качестве компенсации которого каждому заявителю присуждено 15 000 евро.

    Приведенный пример показывает систему расчета суммы компенсации материального ущерба исходя из рыночной стоимости имущества на день вынесения судом окончательного решения по делу, к которой также прибавляется сумма упущенной выгоды. Компенсация морального вреда присуждается только в случаях незаконного лишения права собственности (в том числе в случае нарушения порядка принудительного изъятия - например, при несвоевременном уведомлении собственника об изъятии, либо при отсутствии формальных оснований для изъятия).

    Рассмотрим другой пример. 4 августа 2009г. Европейским судом вынесено Постановление по делу Пердигану против Португалии, заявители требовали более 20 000 000 евро в счет компенсации прибыли, которую они предположительно могли получить в результате экспроприации карьера на земле, ранее принадлежавшей им на праве собственности. Национальный суд отклонил их требование, сочтя, что потенциальные прибыли не должны приниматься во внимание, и присудил компенсацию в размере 197 000 евро. Однако судебные издержки, которые заявители были обязаны уплатить как проигравшая сторона разбирательства, превысили сумму компенсации. В результате присужденная сумма была в конечном счете возвращена государству, и заявители были обязаны уплатить еще 15 000 евро. При этом заявители не оспаривали законность экспроприации, а также правил, касающихся возмещения судебных издержек. Однако, по мнению Европейского суда, заявителям не может ставиться в вину стремление отстоять свою позицию в национальном суде, используя процессуальные средства, доступные им, для включения в компенсацию элементов, которые они считали существенными. Тем не менее, как установил Европейский суд, практическое применение португальской системы распределения судебных издержек в данном деле привело к тому, что заявители вообще не получили какой-либо компенсации в связи с лишением имущества.

    При данных обстоятельствах условия выплаты компенсации возлагали чрезмерное бремя на заявителей, нарушив справедливое равновесие, которое должно быть достигнуто между интересами общества и фундаментальными правами лица. На основании изложенного заявителям в счет компенсации причиненного материального ущерба присуждено 190 000 евро.

    Данное решение Европейского суда подтверждает общеправовой принцип о недопустимости лишения кого-либо принадлежащего ему имущества при отсутствии выплаты справедливого возмещения. В рассмотренном примере в своем государстве граждане, имевшие право на получение компенсации, фактически лишились ее в ходе рассмотрения спора относительно определения ее размера. Решение Европейского суда говорит о недопустимости создания посредством процессуальных правовых норм препятствий в реализации гражданами своих прав.

    В свою очередь, Федеральный закон об организации Олимпийских игр именно процессуально сводит на нет возможность соблюдения конституционного принципа о неприкосновенности права собственности. Согласно п.п.24, 25 ст.15 ФЗ об организации Олимпийских игр Администрация Краснодарского края осуществляет подготовку проекта соглашения, заключаемого в связи с изъятием земельных участков и (или) расположенных на них иных объектов недвижимого имущества, и обеспечивает возможность ознакомления с ним лиц, у которых данные объекты изымаются. Проект соглашения должен быть предоставлен органом, принявшим решение об изъятии, лицу, у которого изымается имущество. В случае если соглашение не будет подписано в течение двух месяцев со дня, когда лицу, у которого изымается имущество, предоставлена возможность ознакомиться с проектом такого соглашения, Администрация Краснодарского края или орган местного самоуправления муниципального образования "Город-курорт Сочи" вправе обратиться в суд с иском об изъятии земельных участков и (или) расположенных на них иных объектов недвижимого имущества. Отметим, что содержание приведенной статьи противоречит п.3 ст.279 ГК РФ, согласно которому собственник земельного участка должен быть не позднее чем за год до предстоящего изъятия земельного участка письменно уведомлен об этом органом, принявшим решение об изъятии. Выкуп земельного участка до истечения года со дня получения собственником такого уведомления допускается только с согласия собственника. К тому же данная норма является императивной и не может быть изменена иными федеральными законами. Таким образом, сам порядок заключения договора о выкупе имущества вообще не дает возможности частному собственнику по какому-либо основанию избежать изъятия. Как указал в одном из определений Высший Арбитражный Суд РФ, по итогам толкования п.п.18, 21, 24, 25, 31 ст.15 ФЗ об организации Олимпийских игр следует, что решение об изъятии земельного участка является основанием для проведения оценки и последующего заключения с лицом, у которого изымается недвижимое имущество, соглашения об изъятии земельного участка и (или) иного объекта недвижимости. Фактическое изъятие производится после заключения соглашения, а в случае, если соглашение не заключено в месячный срок, - в судебном порядке на основании решения суда. То есть указание в законе на необходимость подписания соглашения об изъятии имущества у собственника, по сути, является формальностью, а само соглашение не соответствует гражданско-правовому принципу свободы договора. Отказывающийся от подписания соглашения собственник в любом случае будет принужден к передаче имущества государству принудительно на основании решения суда.

    Наконец, норма п.33 ст.15 ФЗ об организации Олимпийских игр, предусматривающая немедленное исполнение судебных решений об изъятии в целях размещения олимпийских объектов, что юридически лишает собственников изымаемого имущества возможности обжаловать вынесенное судом решение об изъятии в вышестоящих судебных инстанциях, а фактически - возможности предотвратить изъятие имущества путем предъявления кассационной жалобы. Также обращает на себя внимание тот факт, что немедленному исполнению подлежит только решение суда в части изъятия недвижимости, но не в части предоставления взамен иного недвижимого имущества или выплаты компенсации в связи с изъятием. На наш взгляд, рассмотренная норма представляет собой откровенное ущемление предусмотренного п.1 ст.46 Конституции РФ гарантированного права граждан на судебную защиту.

    Не оспаривая публичную значимость мероприятий, реализацию которых рассматриваемый Закон призван обеспечить, напомним, что Конституция Российской Федерации высшей ценностью признает права и свободы человека, соблюдение и защита которых - обязанность государства (ст.2). Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, и именно они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст.18 Конституции РФ). Следовательно, выявленные нарушения должны быть устранены путем внесения изменений в неконституционные нормы.

    С другой стороны, в мировой практике подобные проблемы решались с гораздо меньшими социальными издержками. В качестве примера можно привести дело, рассмотренное в Европейском суде по правам человека по иску более 400 частных лиц из округа Туле в Гренландии и "Хингитак 53" - организации, представляющей интересы переселенных членов племени инуитов и их потомков к правительству Дании.

    В жалобе, поданной в Европейский суд, заявители утверждали, что их лишили - на длящейся основе - своей родной земли и территорий для охоты и отказали в возможности беспрепятственно использовать, осваивать и контролировать свою землю. Однако Европейский суд счел, что акты вмешательства государства в осуществление прав заявителей в настоящем деле состояли, во-первых, в том, что доступ племени туле к охоте и рыбалке был значительно ограничен в результате создания авиабазы Туле в 1951г., и во-вторых, в том, что в мае 1953г. племя туле переселили из их селения. Лишение права собственности или иного вещного права в принципе является моментальным актом, не порождающим длящуюся ситуацию. Кроме того, Конвенция распространяет свое действие в отношении каждого государства-участника только на события, имевшие место после вступления Конвенции в силу для государства-участника. Что касается Дании, то Конвенция вступила в ее отношении в силу в сентябре 1953г. Соответственно, учитывая правило - по причинам сроков; ввиду обстоятельств времени события. По общему правилу Европейский суд принимает к рассмотрению жалобы относительно лишь тех фактов, которые имели место после момента вступления в силу Конвенции для государства, действия которого являются предметом жалобы (прим. пер.)), Европейский суд не правомочен рассматривать жалобу заявителей.

    Что касается вопроса о результатах рассмотрения дел заявителей в период между 1996 и 2003гг., то, как указал Европейский суд, в своих решениях, вынесенных в 1999 и 2003гг., датские суды установили, что и существенное ограничение доступа к охоте и рыбалке в результате создания авиабазы Туле в 1951г., и вмешательство властей в селении и колонии Туле в связи с принятым в 1953г. решением переселить племя туле надлежит рассматривать как акты экспроприации, осуществленные в интересах общества. Как Высокий суд, так и Верховный суд установили, что исковая давность не распространялась на требования заявителей о выплате компенсации и что из-за того, что датские власти в прошлом не рассмотрели и не уточнили понесенный заявителями ущерб, бремя доказывания причиненного ущерба должно быть снято с истцов. Суды приняли во внимание, с одной стороны, то обстоятельство, что решение о переселении жителей селения было принято и исполнено таким образом и при таких обстоятельствах, что образовало акт серьезного вмешательства государства в осуществление прав заявителей и его незаконное поведение в их отношении. С другой стороны, в 1953г. для семей племени туле были построены новые дома и много других помещений. В конце концов племени туле было выплачено 500 тысяч датских крон в качестве компенсации за его переселение и утрату прав на охоту, а индивидуальным заявителям была выплачена компенсация за моральный вред. Более того, в какой-то период времени после 1985г. в селении Каанаак для племени были построены новые дома взамен домов, построенных в 1950-х годах; в 1986г. США и Дания заключили соглашение о сокращении занимаемой базой площади почти вдвое по сравнению с ее первоначальным размером; в 1997г. правительство Дании согласилось выделить 47 миллионов датских крон на покрытие расходов на новый аэропорт в Туле. На основании этой информации Европейский суд установил, что власти страны соблюли по делу справедливый баланс между собственническими интересами заинтересованных лиц. Жалоба признана необоснованной.

Для решения вопроса можете воспользоваться нашим предложением:

Бесплатная Юридическая Консультация

Для решения вопроса можете воспользоваться нашим предложением: Бесплатная Юридическая Консультация

С этой статьёй так же читают:

ЗАДАТЬ ВОПРОС ЮРИСТУ

Добавьте файл... captcha



Адвокат Денис Лисенков